Про курочку-рябу

«Короли знают о делах своих министров не больше, чем рогоносцы о делах своих жён».
Вольтер (1694–1778), французский философ-просветитель

Хорошо быть министром! Особенно федеральным. С Владимиром Владимировичем можно пообщаться, сидя в курятнике. Нет, конечно: Владимир Владимирович в курятник ни ногой: там ведь и птичий грипп, не ровен час, можно подхватить. А ему скоро с россиянами общаться на прямой линии, совмещённой с пресс-конференцией.

А вот министру сельского хозяйства РФ Дмитрию Патрушеву и губернатору Подмосковья Андрею Воробьёву очень даже пристало беседовать с главой государства под куриное кудахтанье. Путин их за это похвалил: «Дмитрий Николаевич, то, что вы из курятника с нами общаетесь, – это здорово, это оживляет нашу сегодняшнюю работу, встречу с правительством».

Экспонат зоопарка

«Мы плачем, приходя на свет, а всё дальнейшее подтверждает, что плакали мы не напрасно».
Франсуаза Саган (1935-2004), французская писательница

Ближе к полуночи моя Федосьевна томно проговорила:

– Акакушка, ну скоро ты?

– О демографии, – говорю, – задумался. Плохи наши дела. 3 ноября на встрече Путина с членами Общественной палаты единоросс Павел Пожигайло – ну, который все театры хочет позакрывать, – сообщил, что «в прошлом году мы потеряли миллион человек». То есть население сократилось на миллион. И это при том, что немалую лепту в рождаемость вносят наши друзья из среднеазиатских бывших советских республик СССР. У них не заржавеет. А в том же прошлом году российские аптеки продали 1 млн 200 тыс. упаковок препаратов для прерывания беременности. При таком раскладе лет через пятьдесят нас только в зоопарках можно будет увидеть – по ту сторону клетки.

Немножко удивлённый президент

«Ах, обмануть меня не трудно!..
Я сам обманываться рад!»
А.С. Пушкин (1799-1837), великий русский поэт. «Признание»

Сын поставил нас с Федосьевной в тупик:

– Угадайте, чем можно удивить президента России?

– Да ничем его не удивишь, – предположила Федосьевна. – Он же Высшую школу КГБ окончил и в Германии под прикрытием работал завклубом. Всего насмотрелся.

– И всё-таки он на днях удивился, – возражает сын. – На встрече с представителями космической отрасли он вдруг узнал, что там зарплаты находятся на уровне средних по стране. И президент признался: «Я, честно говоря, даже не ожидал, когда смотрел материал к сегодняшнему совещанию. Даже немножко был удивлён. Упустили, согласен».

Картофельные страдания

«Ах, картошка – объеденье, пионеров идеал!
Тот не знает наслажденья, кто картошки не едал!»

Владимир ПОПОВ (1875–1942), писатель, педагог. «Картошка», детская песня

Позвонила Федосьевна, вся взволнованная, говорит:

– Ты картошку любишь?

– Ну не так горячо, как тебя, но – да, люблю: с солёным огурчиком да под неё, милую.

– Я тут мешок картошки с грузовика купила – вдвое дешевле, чем в магазине. Приползай с детской коляской: хорошо, что я тебе запретила её выбросить.

– Так я же боялся, что ты ради коляски второго ребёнка заведёшь. А нам бы одного на ноги поставить. Цены растут, зарплата обесценивается.

Как Мишустин сглазил инфляцию

«Первая панацея для плохо управляемой страны – валютная инфляция, вторая – война; обе приносят временное процветание, обе приносят окончательную гибель».
Эрнест Хемингуэй (1899–1961), американский писатель

Федосьевна в последнее время что-то совсем пригорюнилась, затужила.

– Да разве это жизнь? – говорит, – всегда до получки приходится у кого-то занимать. Что ни возьми, всё дорожает. Только зарплата стабильна.

– Так ведь в какое время живём? – отвечаю. – Весь мир, считай, на нас ополчился. Не нравится им, какие мы суверенные: знай, идём своим путём куда глаза глядят, ни на кого не глядя. И хотелки с высоких трибун выслушиваем, развесив уши. За которые никто не отчитывается. А экономика – дама капризная: она кому попадя в объятия не бросается. Будь он даже настоящим полковником, как в песне Пугачёвой. Вот и растут цены.